Российский Фармацевтический Портал ФАРМИНДЕКС.РФ
Новости на портале ФАРМ-индекс. Фармация, медицина: факты, события, комментарии

Интервью Г. Кареловой, заместителя председателя Правительства РФ по социальным вопросам, "Российской газете".

24 июля 2003, 09:03
Галина Карелова, заместитель председателя Правительства РФ по социальным вопросам. Вице-премьером назначена три месяца назад. В ее ведении - все самые "человеческие" направления государственной политики: уровень доходов и социальная защита людей, медицина и образование, пенсионное обеспечение и поддержка молодежи. И хотя, если верить официальным госкомстатовским данным, в последние пару лет мы стали жить заметно лучше, проблем и болевых точек еще очень много. Об этом и шел разговор в редакции.

- Галина Николаевна, сейчас самый горячий сезон отпусков. Из года в год долгожданное лето не особенно радовало учителей - из-за задержек зарплаты и отпускных. Удалось ли справиться с проблемой нынешним летом?

- Ситуация в целом гораздо лучше, чем год или два назад. Но проблемы есть. Наиболее острая ситуация в Кировской и Иркутской областях. Мы уже разобрались, почему так вышло. В Кировской области были введены региональные надбавки к зарплате преподавателям и другим категориям бюджетников, но, видимо, при планировании власти были настроены чересчур оптимистично, а в жизни все вышло по-другому, средств в областном бюджете не хватило, возникли долги. В Иркутской области - примерно то же самое. Но здесь повысили зарплаты за счет местной казны госслужащим плюс другие важные проблемы - по региональным меркам. А на учителей денег опять не хватило... В то же время, вы знаете, помощь из федерального бюджета проблемным регионам выделяется только в том случае, если региональные власти выполняют свою часть обязательств целиком.

Тем не менее Правительство постоянно в курсе, как развивается ситуация. Проводится еженедельный мониторинг, мы работаем в режиме оперативного реагирования. "Точечные" долги по июню остаются пока в некоторых муниципальных образованиях ряда субъектов Федерации. До недавнего времени, всего месяц назад, "тяжелых" регионов было больше - например, мне пришлось специально по зарплатным делам лететь в командировку в Ульяновскую область. Разбирались, дотошно считали деньги, я разговаривала с главами муниципальных образований. По результатам совещания было решено направить в регион бюджетную ссуду: сначала 50 миллионов рублей, затем (в июле) еще 100. В результате, думаю, вопрос, по крайней мере с выплатой отпускных учителям, с повестки дня будет снят. Аналогично решается проблема и в Кировской области. И здесь, есть основания надеяться, ситуация позитивно изменится.

- Еще один "летний" вопрос - об отдыхе. Фонд социального страхования прекратил в этом году финансировать льготные санаторные путевки для работающих. Что это - временная вынужденная мера, связанная с дефицитом средств в фонде или, возможно, государство сознательно идет на сокращение своих социальных обязательств?

- Конечно, никто бы и не думал о сокращении социальных программ, если бы, как это было несколько лет назад, Фонд социального страхования имел бездефицитный бюджет. Но, к сожалению, сегодня это не так - в нынешнем году впервые расходы фонда превысят его доходы. Поэтому приходится думать в первую очередь, как выполнить обязательства по главным направлениям социального страхования - оплате больничных листов, выплат по беременности и родам, компенсации утраты трудоспособности из-за производственных травм и профессиональных заболеваний и некоторым другим видам социальных пособий. Все остальное возможно уже только при наличии денежных резервов.

Сейчас мы проектируем бюджет фонда на будущий год, и, прямо скажем, согласование идет с трудом. На летний детский отдых пока в проекте изыскано три миллиарда рублей, это фактически в четыре раза меньше, чем в нынешнем году. Однако работа по формированию бюджета еще идет. Это не значит, что расходы на детский отдых будут сокращаться. Ни в коем случае. Здесь как раз у Правительства позиция вполне определенная: расходы на детей не сокращать в сравнении с нынешним годом, вплоть до компенсации из консолидированного бюджета, если возникнет такая необходимость.

Что касается льготных санаторных путевок для взрослых, то в этом году сохранена лишь строчка в расходной части бюджета на так называемое долечивание - это санаторный курс реабилитации после перенесенного инфаркта, инсульта, некоторых видов операций, полученных производственных травм и профессиональных заболеваний. Это примерно 1,5 миллиарда рублей. Статью эту планируется оставить и в будущем году.

- Значит, о возобновлении финансирования льготных соцстраховских путевок в санатории, пансионаты для взрослых речи не идет?

- Это больная тема. Решение, которое принималось при проектировании бюджета в прошлом году, было нелегким и вынужденным. Но согласованным с трехсторонней комиссией - с ним, насколько мне известно, согласились в конце концов и профсоюзы, и работодатели.

Мы должны понять: у нас два варианта, как строить социально-экономическую политику в этом направлении. Либо мы помогаем предприятиям развиваться, снижая налоговое бремя (в том числе, и единый социальный налог), и это - залог не только экономического роста вообще, но и увеличения доходов у людей прежде всего за счет роста их зарплаты. Но в этом случае, очевидно, придется сокращать расходы по выполнению некоторых социальных обязательств государства, финансируемых из внебюджетных фондов. Либо второй путь - мы пытаемся сохранить все социальные программы, оставляя высокими налоги (к примеру, тот же норматив отчислений в Фонд социального страхования). Но, как показывает опыт, при высоких налогах бизнес находит массу возможностей от них уйти, а в результате все равно внебюджетные фонды со всеми своими обязательствами и благими намерениями оказываются на голодном пайке...

- Но компенсирует ли это сокращение некоторых социальных обязательств Фонда социального страхования (то же оздоровление, например) выросшая зарплата?

- Мы видим, что на многих успешных предприятиях это фактически уже происходит: люди имеют возможность отдыхать и лечиться там, где хотят, а не там, куда им "выделяют" путевку. Кроме того, становится все больше социально ориентированных предприятий, руководители которых понимают, что невозможно построить эффективное производство, не вкладывая в людей, на этом производстве работающих. И сегодня многие предприятия предлагают своим работникам такие социальные пакеты, которые государство, при всем нашем желании, обеспечить не в состоянии: это и производственное обучение, и повышение квалификации, и хорошее медицинское обслуживание, иногда даже помощь в приобретении жилья и, разумеется, тот же летний отдых...

Знаете, когда несколько лет назад Правительство организовало конкурс среди социально ориентированных предприятий - он называется "Организация высокой социальной эффективности", - мы даже не ожидали, что будет такой резонанс, такое количество участников. Причем это не только крупные корпорации, традиционно благополучные представители нефтяной и газовой, горнодобывающей отраслей, транспорта и связи, но и относительно небольшие предприятия - строительные, пищевые, торговые, разные. Поэтому, хотя первоначально планировалось подводить итоги конкурса раз в два года, в конце концов его решено было сделать ежегодным. С каждым годом количество заявок на участие растет, и в прошлом году пришлось отбирать лучших более чем из тысячи предприятий.

- И все-таки даже тысяча предприятий - это далеко не вся Россия. Кроме того, есть работники бюджетной сферы. Им платит зарплату государство, и социальную поддержку и защиту тоже никто, кроме государства, не обеспечит...

- Именно поэтому вопрос не закрыт. Все, связанное с реформированием социального страхования, будет обязательно вынесено на обсуждение трехсторонней комиссии по социально-трудовым отношениям. Здесь важно найти компромисс - в хорошем смысле этого слова, который бы устроил и государство, и бизнес, и профсоюзы. Главное, максимально учесть интересы работающих граждан. Но в этом плане уместно напомнить и о том, что 1 октября планируется рост зарплаты бюджетников на 33 процента. Понятно, что бюджет 2004 года должен обеспечить бесперебойное выполнение этого обязательства. Все это уже заложено в проекте бюджета на следующий год. Также в проекте бюджета не будут занижены расходы на социальную поддержку граждан, нуждающихся в ней.

- Галина Николаевна, буквально несколько дней назад вы и главные координаторы трех сторон социального партнерства - министр труда Александр Починок от Правительства, профсоюзный лидер Михаил Шмаков и представляющий интересы работодателей гендиректор КСОРР Олег Еремеев обсуждали работу Российской трехсторонней комиссии с Президентом Владимиром Путиным. Какие еще вопросы, помимо реформы социального страхования, предстоит обсуждать на РТК в ближайшее время?

- Разговор в целом был весьма конструктивным, однако были и критические замечания от наших партнеров. Они отмечали, что хотя за последние несколько лет трехсторонняя комиссия стала реально работающим инструментом при подготовке решений в социально-экономической сфере, тем не менее некоторые законопроекты поступали в Государственную Думу без предварительной "обкатки" на РТК. И потом, естественно, во время работы над ними в парламенте возникали дополнительные сложности. Такого быть не должно - на это обратил особое внимание Президент.

Еще мы много говорили о том, как повысить эффективность работы комиссии. Она должна быть открытой и гласной. В этом, кстати, я очень рассчитываю на вашу помощь - журналистов "Российской газеты" и всех средств массовой информации в целом.

Что касается ближайших задач, главное сегодня - это обсуждение проекта федерального бюджета-2004, его социальной составляющей. Параллельно планируется рассмотреть бюджеты наших социальных фондов, и в первую очередь - медицинского и социального страхования. Пока какие-то прогнозы на оценки РТК давать преждевременно, работа в разгаре, на трехстороннюю комиссию вопрос о бюджете мы планируем вынести до 14 августа.

- Сегодня много говорится о предстоящей реформе обязательного медицинского страхования. Реформа, очевидно, необходима: сегодня не только высокие медицинские технологии недоступны ни старикам, ни детям, ни большинству работающего населения, но даже обычного уровня, повседневная медицинская помощь не выдерживает никакой критики. Остается лишь молиться, чтобы со здоровьем не случилось ничего серьезного... Когда, например, родители, у которых родился ребенок с пороком сердца, смогут обратиться в Бакулевский центр и им не нужно будет выкладывать десятки тысяч рублей за операцию?

- Это действительно одна из самых тяжелых тем. И дело даже не в том, что медицине хронически не хватает средств, точнее, не только в этом. Главное, что даже те деньги, которые есть, зачастую используются неэффективно. На последнем заседании РТК мы как раз обсуждали законопроект о реформировании обязательного медицинского страхования, подготовленный Минэкономразвитием. Основная идея правильная - за каждого застрахованного в системе обязательного медицинского страхования обязательно нужно платить. За работающих платят работодатели - перечисляют взносы в ФОМС, за неработающих - пенсионеров, детей, безработных - должны платить региональные бюджеты. Должны, но не платят или не доплачивают, экономят на старых и малых. А в большинстве случаев объективно недостает средств. В этом году Пенсионный фонд проводит эксперимент в 16 субъектах России - вносит за каждого неработающего пенсионера оплату из расчета 525 рублей в год при условии, что еще 525 профинансирует региональная казна. Деньги, казалось бы, не Бог весть какие. Но так, с одной стороны, создается стимул для региональных властей, чтобы выполняли свои обязательства перед населением. С другой - мы пытаемся поломать десятилетиями сложившуюся практику финансирования пресловутого койкоместа, а не живого человека. Мы хотим "привязать" деньги к конкретному пациенту, чтобы врач, грубо говоря, получал зарплату не за присутствие на работе, а за каждого вылеченного им больного, не забывая и о его профилактике. И еще одна задача при проведении эксперимента: просчитать, сколько же для этого нужно денег. Тогда и планироваться расходы на здравоохранение будут по-другому. Мы поймем, каковы же наши истинные потребности, пропорции между затратами на профилактику, оздоровление и лечение.

Первой территорией, где стартовал эксперимент, стала Белгородская область. Я ездила туда изучить, что получается. А получилось, что по итогам первого месяца мая на лечение одного пенсионера в среднем реально было потрачено более 50 рублей. На одного ребенка - более 80 рублей. А дальше можно уже считать не "виртуально", а с учетом всех особенностей: и возрастных, и в зависимости от типа территории (городская, сельская), и региональных. Страхование без прозрачности движения средств невозможно. Главное же - у неработающих пенсионеров появилась возможность себя по-другому вести, поскольку медики в них заинтересованы. Что касается оплаты дорогостоящего лечения для детей, действительно, сегодня из Фонда обязательного медицинского страхования оплачиваются далеко не все виды медицинской помощи. Надо работать над поиском путей решения этой проблемы. Знаю, что ее нельзя откладывать.

- В городах получить медицинскую помощь все-таки проще: в крайнем случае можно обратиться в платную клинику. В небольших поселках, деревнях, вдали от областного центра, гораздо сложнее...

- Когда финансовые возможности ограничены, нужно искать такие варианты решения проблем, чтобы при минимальных затратах получить больший эффект. Вспомним, в России существовал институт земских врачей. Мы пытаемся восстановить этот опыт в Свердловской области. Главное, чтобы врач общей практики был отличным профессионалом, способным в случае чего и роды скоротечные принять, и несложную операцию сделать.

В Алапаевском районе, под Екатеринбургом, уже есть пять земских врачей в пяти деревнях. У них есть необходимое оборудование вплоть до компьютера, они могут при необходимости связаться и проконсультироваться по сложным случаям с областными клиниками. И зарплата у них относительно высокая - более 10 тысяч рублей в среднем в месяц. И региональный фонд ОМС - один из организаторов этой новой технологии. Людям не приходится с каждым недомоганием ездить в райцентр. Сейчас я как раз собираюсь в командировку в Свердловскую область посмотреть, как это все организовано, своими глазами. Если действительно опыт эффективный, планируем, что до конца года в Свердловской области будут работать еще десять земских врачей. А за три года губернатор обещает ввести эту практику на селе повсеместно.

- Несколько лет назад одной из самых больных тем в стране было состояние наших домов престарелых. Какова ситуация сегодня?

- Спасибо за вопрос. Этим направлением я занималась, когда работала в Министерстве труда. Еще несколько лет назад главным было - спасти эти дома и их обитателей от убогости. За три последних года материальная база кардинально улучшена - это и ремонт, и оборудование, и новая мебель. Миллиард рублей за три года из Пенсионного фонда, средств из бюджетов всех уровней были потрачены, чтобы жизнь в интернатах для пожилых людей соответствовала нормальным человеческим условиям. Если где-то еще не так - сообщите. Мы обязательно примем меры.

Сегодня же у нас другая задача: разукрупнить эти учреждения, превратить их из больших "казенных" домов в маленькие, уютные. Когда я пришла в Минтруд шесть лет назад, в среднем в одном интернате было 600 человек. Сегодня - 160. Но оптимально, я считаю, когда вместе, почти как большая семья, живут 10-14 ветеранов в сельском доме-интернате и до 100 человек - в городском.

Особо сейчас вместе с коллегами из Минтруда занимаюсь поддержкой сельских домов-интернатов. В Чувашии, в 73 деревнях, уже открыты такие дома. Я тоже успела туда съездить, познакомиться и вижу - для этого не обязательно строить новый особняк, можно использовать пустующий детский сад или школу, отремонтировать заброшенный дом, перестроить небольшой клуб. Когда мне говорили - это очень дорого, я сделала все расчеты. В итоге на примере Чувашии подтверждено, что содержание одного пожилого человека в таком доме вдвое дешевле, чем в традиционном. Но главное даже не в этом. Эти старички остаются на своей родной земле, рядом с односельчанами, могилами близких, что для них очень важно. У них остается ощущение своего дома и семьи. Они помогают ухаживать друг за другом. В таком доме, который стоит на земле, есть свое хозяйство - корова, пчелы, огород небольшой. Даже пиво безалкогольное варят! Доброта и участие - это тот минимум, который мы просто обязаны отдать нашим родителям.

- Примерно по тому же пути, видимо, государство будет идти, чтобы уменьшить количество сирот и детишек, оставшихся без попечения родителей?

- Для детских домов, к сожалению, таких денег, как для ветеранов, за эти годы не выделялось. Ситуация с количеством безнадзорных детей, фактически ставших сиротами при живых родителях, улучшается, но не столь быстро. И опять надо менять подход, вводить нормативное финансирование. Пока мы даем деньги на учреждение и персонал в зависимости от штатного расписания, количество детских домов не уменьшится. Нам надо четко исполнять норматив, сколько стоит содержание одного ребенка в детском доме. А сегодня в среднем 95 тысяч рублей тратит государство на одного воспитанника детского дома. Если бы мы решились отдать такие деньги семье, взявшей на воспитание сироту, то, уверяю вас, большинство детей уже были бы при папах и мамах. Однако здесь не так все просто, есть много "но". Надо постепенно их снимать, но параллельно добиваться изменения отношения к детям в обществе, в том числе, и со стороны родителей.

Хотя скажу, что в системе социальной защиты мы этот способ уже опробовали. В Ленинградской области, Иркутской, некоторых других регионах безнадзорных детей, которых положено размещать в приюте, мы с первого же дня передаем в семью, с которой заключен договор. Мама и папа оформлены на работу как социальные работники, получают зарплату и деньги за содержание каждого ребенка. Получается! Даже несмотря на то, что речь идет, как правило, о проблемных детях из очень неблагополучных семей.

- С детской темой связан еще один непростой вопрос: обеспечение жильем выпускников детских домов. Если для круглых сирот еще какие-то варианты местные власти стараются подыскать (хотя бы работу на предприятии с общежитием), то для сирот социальных, прописанных в квартире с лишенными прав родителями, выхода просто нет. Или возвращайся в семью к отцу-алкоголику, который бьет, или иди на улицу...

- Единственный регион, который выполняет в полном объеме закон, предоставляя жилье таким ребятам, - это Москва. Во всех остальных - тяжеловато. Поэтому рада сообщить, что при подготовке федерального бюджета на будущий год мы вводим наконец-то отдельную строку на решение жилищной проблемы детей-сирот. При этом деньги пойдут тем регионам, которые обеспечат совместное финансирование в соотношении 1:5. То есть федеральный бюджет выделит 500 миллионов рублей, регионы - в общей сложности 2,5 миллиарда. Это уже существенные деньги, которые, надеюсь, помогут снять остроту проблемы.

Подобная технология уже опробована при реализации программ строительства жилья для молодых семей.

- Вы - один из авторов идеи строительства молодежных жилых комплексов, реализация которой позволила в 80-е годы построить квартиры тысячам молодых семей. Как вы считаете, может быть, именно поддержка молодых способна решить наши демографические проблемы?

- При работе над концепцией демографического развития страны до 2015 года ряд специалистов отстаивал точку зрения, что нет у государства таких рычагов, которые могут реально стимулировать рождаемость. Вроде как это выводы из опыта других стран. Ни величина детского пособия роли не играет, ни другие факторы. Не согласна, потому что своими глазами наблюдала (и проводила в течение 10 лет социологические исследования), как при строительстве МЖК наблюдался самый настоящий бум рождаемости. Поэтому я - сторонница разработки молодежных жилищных программ и буду, насколько это возможно, всячески данное направление поддерживать. Тем более что первый опыт - обнадеживающий: выделение 500 миллионов рублей в этом году в федеральном бюджете на эти цели на паритетных началах с региональными ресурсами позволило запустить программы обеспечения молодежи жильем уже в 60 регионах!

Досье "РГ"

Реальные располагаемые денежные доходы населения России в первом полугодии 2003 года возросли на 14,6 процента, подвел итоги первых шести месяцев года Госкомстат. Это - по сравнению с тем же периодом прошлого года, причем с поправкой на инфляцию. Номинальные денежные доходы среднего россиянина достигли в июне нынешнего года 4974 рублей, на 28,6 процента больше, чем год назад, и на 4,8 процента больше, чем в мае нынешнего года. Еще заметнее росла начисленная зарплата: в нынешнем июне в расчете на одного работающего она составила 5591 рубль - на четверть выше уровня июня прошлого года и на 7,1 процента выше майского показателя этого года. В то же время реальная величина среднемесячной зарплаты работающего россиянина, скорректированная на инфляцию, за год выросла только на 10,3 процента. За три последних года количество бедных в стране уменьшилось на 22,7 миллиона человек. Если в начале 2000 года доходы ниже уровня прожиточного минимума имели почти 59,9 миллиона человек, то в нынешнем - 37,2 миллиона. Тем не менее за порогом прожиточного минимума по сей день остается каждый четвертый россиянин.

Ирина Невинная, "Галина Карелова: Согласие - есть непротивление трех сторон", "Российская газета", № 146 (3260) от 23.07.2003